Выставки
«Сундук памяти» (Музей Москвы)
«Сундук памяти» (Музей Москвы)
Музей
Музей Москвы
Аннотация
По задумке авторов эта выставка – не просто исторический экскурс, сага или вымысел, а сплав всех этих трех понятий, выставка-роман об истории московской семьи Захаровых-Москвиных. В центре повествования – корабельный сундук, поднятый с затонувшего в 20-х годах прошлого века корабля «Женероза» в Новороссийске. Сундук хранился в семье Захаровых-Москвиных больше ста лет, постепенно наполняясь семейными ценностями и реликвиями, которые теперь смогут увидеть гости Музея Москвы. Со дна морского его достал дед Марины Москвиной Степан Захаров – участник трех войн и трех революций, герой ее романов «Крио» и «Мусорная корзина для Алмазной сутры». В 1920-х годах Захаров, житель легендарного дома Нирнзее в Большом Гнездниковском переулке, был одним из руководителей Рогожско-Симоновского района Москвы, а сундук и его драгоценное содержимое Степану Захарову удалось сохранить, несмотря на тяготы войн и перемены мест. Куратор проекта Марина Москвина: «Он был одержимым архивариусом, как пушкинский скупой рыцарь, стопочка за стопочкой, укладывал он в сундук свидетельства своей жизни: бесчисленное множество фотографий, удостоверения и мандаты конференций, стенограммы заседаний, журналы и газеты, рекомендательные письма и любовные записки, и даже карандаши, которыми они писались.» Посетители смогут узнать и о судьбе второго деда писательницы – не менее легендарной фигуры Бориса Терентьевича Москвина, дипломата, работавшего в 1920-30-е годы в Англии, Германии и США, и других её именитых родственника, таких как комендант Большого Кремлевского дворца и Мавзолея Ленина Гергард Наполеонович Цвирко. Будут представлены их фотографии, письма, личные вещи, а главное – рассказы о них Марины Москвиной. 1. 3 июня 1923 года у Захаровых родилась дочка. Вместо крестин Степа устроил «октябрины». Захаровы позвали гостей – фронтовых друзей: военком А. Могильный, Витя Баранченко. «Эта парочка, - рассказывала Фаина, - где-то раздобыла длинную палку копченой колбасы. За ними ввалился Ваня Лихачев. Батюшки мои! С тортом!» Лихачев - будущий директор автомобильного завода «АМО», позднее завод переименуют в завод имени Сталина - ЗИС, а там и в ЗИЛ – завод Ивана Лихачева. В подтверждение «октябрин» был составлен «исторический документ»: «1923 года 17 июня мы, нижеподписавшиеся, собравшись на заседание под председательством Дмитрия Ильича Ульянова для обсуждения вопроса, как назвать родившуюся 3 июня 1923 года девочку, постановили после всестороннего обсуждения и различных докладов назвать ее Людмилой. Родителями единогласно признаны Ст.Ст. и Ф.Ф. Захаровы. Отцом крестным избран под гром аплодисментов Дмитрий Ильич Ульянов, которому поручается наблюдение за воспитанием Людмилы, и о последующем извещать собравшихся. Вышесказанное подтверждаем: председатель – Дм. Ульянов…» и четырнадцать подписей. На нижнем фото: Справа Д.И.Ульянов, С.Захаров с дочерью Люсей, Ф.Захарова 2. ЭПРОН поднимал корабли, затопленные в Гражданскую войну. На долю Степана выпало доставать имущество с корабля «Жанероза». У нас сохранилось две фарфоровые тарелки с «Жанерозы», пролежавшие под водой пятнадцать лет, массивные, тяжелые, чтобы в качку не падали со стола. Абсолютно белые, а с краешка — маленький Андреевский флаг. Захаров облачался в костюм водолаза, на рыжую свою голову надевал «трехболтовку», на грудь — пудовое грузило, на ноги свинцовые галоши. Как не удружить секретарю? Давай, Степаныч, дуй за нами! И тут же фото на память — с надписью на обратной стороне: Стешка! Это твой отец опускается в море в водолазном костюме. А если тебе говорят, что я умер, не верь! Вот он я — любящий тебя папка! 1933, ноябрь. 3. У Степы Захарова была своя домашняя типография, на которой он печатал воззвания собственного сочинения. И распространял их с огромным размахом. За что попал еще при царизме. К нему явилась полиция с ордером на обыск и на арест. Полиция колотит в дверь. Он им: - Иду, иду! А сам не открывает. Он решил быстро и незаметно съесть листовки. Когда полиция ворвалась, он съел почти весь тираж. Осталось несколько листовок. На фото: Наборная типография С.Захарова Политические ссыльные в Сольвычегодске, 1913 г. Часть архива Захаровых-Москвиных, среди которых автографы Д.И.Ульянова, Н.И.Бухарина, а также книги и газеты революционного времени, передана в дар Музею Москвы.