Вернуться
2 из 81
Просмотрено 2 из 81
"К.Г.Паустовский. Без купюр". Музей К.Г.Паустовского
"К.Г.Паустовский. Без купюр". Музей К.Г.Паустовского
Музей
Музей К.Г.Паустовского
Тип выставки
Виртуальная
Название выставки
"К.Г.Паустовский. Без купюр"
Аннотация
Константин Паустовский прошел непростой путь эстетических поисков: от поэзии и романтической прозы, к прозе, основанной на русской литературной традиции, на красоте русского языка и гуманистической идее. Повести Паустовского «Кара-Бугаз», «Колхида» и ряд производственных очерков 1930-х принято считать компромиссными по отношению к официальным установкам в области искусства, а дальнейшее обращение писателя к теме природы – уходом от острых и болезненных тем современности, о большой доле умолчания в изображении действительности того времени. Но важно помнить, что обращение к производственной тематике тесно связано со становлением стиля и эстетического идеала писателя, явлениями мировоззренческого характера. Основные произведения 1930-х годов не ограничиваются темой преобразования природы человеком во имя счастливого, разумно устроенного, будущего. На примере социальных задач Паустовским решаются проблемы морально-эстетического характера. Борьба со стихией подразумевает, прежде всего, борьбу с неправдой, несправедливостью, ложью. На первый план выходит романтика реальной жизни и подвиг Человека, как подлинного героя литературы. В рабочих записях Паустовского фигурирует мысль о переходе к новому эстетическому идеалу, а новое литературное направление он определяет для себя как «социалистический романтизм». Уже в эти годы Паустовский волнуют тема художественного преображения мира и тайна творческого созидания, об этом свидетельствует вышедшая в 1934 году брошюра «Как я работаю над своими книгами», ставшая своеобразной предтечей широко известной «Золотой розы» (1955). Период в жизни писателя, начиная со второй половины 1930-х до 1950-х годов, многие исследователи определяют как время вынужденного «молчания», которое приобретает особое драматическое значение для личности писателя. Между тем, в результате последних исследований Московского литературного музея-центра К. Г. Паустовского были выявлены документы, которые свидетельствуют о смелых попытках Паустовского уже в 1930-е годы высказывать свое отношение к процессам, происходящим в литературной и общественной среде. Среди них – стенограмма совещания руководителей секций ССП с речью Паустовского о детской литературе, неопубликованная заметка в журнал «Наши достижения» «Несколько грубых слов», где он говорит об «отсутствии мужества и вместе с тем скромности» в современной литературе, «пошляках, носящих наименование творческих работников», «приспособленцах к искусству», говорит об уходе от настоящей творческой среды, о том, что нужно идти против себя, писать «то, что нужно редактору» и что именно «так рождается халтура». Творчества Константина Паустовского, так же как и многих его писателей-современников, коснулась цензура, а его «молчание» не было знаком податливости и принятия идеологии государства. «Это, скорее, проявление грусти человека, задетого реальностью, своего рода стыда и смятения, глубокой жалости к «многострадальной» России» (С. Олливье). Центральными и смыслообразующими экспонатами выставки являются неизвестные главы и авторские версии глав, без цензорских и редакторских купюр, последней части известной автобиографической книги «Повести о жизни» - «Книги скитаний» (1963) с первоначальным названием «На медленном огне». Речь идет о большом объеме отнятого у читателя текста, не только имеющего бесспорную художественную ценность, но и способного рассказать самое главное о взглядах писателя на современность. Авторский текст содержит серьезные размышления Паустовского о судьбе русской литературы и о трагических судьбах писателей, среди которых Сергей Есенин, Владимир Маяковский, Андрей Платонов, Борис Пильняк, Исаак Бабель, Осип Мандельштам. На протяжении всей своей жизни К. Г. Паустовский не участвовал ни в одной кампании против кого-либо, не подписал ни одного письма или выступления против собратьев по перу. Но поставил подписи под письмами в защиту Александра Солженицына, Иосифа Бродского, Юлия Даниеля и Андрея Синявского, широкую известность приобрела речь писателя в защиту Владимира Дудинцева на обсуждении его романа «Не хлебом единым» в Центральном Доме литераторов. Не только высокохудожественная проза принесла Паустовскому небывалую популярность и читательскую любовь, но и его благородная и независимая личностная позиция, его деятельность, направленная на возвращение советскому читателю имен, составляющих сокровищницу русской литературы, но находящихся под запретом или в вынужденном забвении. Среди них - Александр Грин, Иван Бунин, Михаил Булгаков, Марина Цветаева. С этим, отчасти, было связано стремление многих известных представителей поколения литераторов-шестидесятников войти в ближний круг общения К. Г. Паустовского, поучить его «благословление», поддержку или совет. Многие из них вошли в мир литературы, благодаря Паустовскому. На примере редких документов – писем, дневников, воспоминаний современников раскрываются малоизвестные и даже неожиданные творческие и биографические связи Константина Паустовского. Значительный факт биографии писателя - издание бесцензурных сборников «Литературная Москва» (1956) и «Тарусские страницы» (1961), ставших впоследствии одними из самых известных сборников эпохи. «На медленном огне» - этими словами автор выражает драматизм реальности, в которой он находился. Факты творческой биографии писателя позволяют по-новому посмотреть на его личность и судьбу, и вырисовывают особый драматический конфликт между Художником и действительностью. Конфликт этот является не столь явным и трагическим, каким он был у ряда представителей его поколения литераторов, но вполне очевидным и болезненным.
"Дом для души. К 145-летию со дня рождения М.М. Пришвина". Музей К.Г.Паустовского
«А. С. Пушкин и английская литература»